8 (800) 700-58-38
Бесплатный звонок по России

Работодателю

 

Тринадцатая функция

С начала нового тысячелетия успешный менеджер в России, помимо классических двенадцати функций, как правило, должен был владеть и дополнительной – тринадцатой – функцией специалиста «по борьбе» с государством. Бизнес начал напоминать особую игру – «русские шахматы». Подробнее – в статье управляющего партнера Ward Howell Сергея Воробьева.

Сергей Воробьев, «Уорд Хауэл Интернэшнл»
Классический менеджер, работающий в рыночных условиях, владеет 12 основными функциями. В России же на первый план выходит еще один, дополнительный, критерий. Мы назвали его 13-й функцией. Владение именно ей делает менеджера на порядок дороже своих коллег.

12 классических функций менеджера:

  1. стратегия,
  2. маркетинг,
  3. финансы,
  4. производство,
  5. продажи,
  6. новые продукты,
  7. информационные технологии,
  8. администрация,
  9. право,
  10. человеческие ресурсы,
  11. безопасность,
  12. связи с общественностью и реклама.

Первую скрипку на рынке высших управленцев играют менеджеры очередного переходного периода, перехода не от плановой экономики к рынку, а от одного рынка привилегий к другому. Они похожи на «настоящих менеджеров», вышли из одной среды и получили одинаковое образование, но между ними есть принципиальная разница. Наиболее успешные российские управленцы сегодня играют по правилам не рыночной экономики, а другой игры. Назовем ее «Русскими шахматами». В этой игре основной игрок не менеджер, и даже не собственник. Основной игрок, вокруг которого и разворачивается все действие, один — это ГОСУДАРСТВО.

Менеджер в условиях рынка обязан владеть функциями, не совпадающими с функциями директора времен плановой экономики. Опыт этих директоров только на четверть перекрывает общий объем знаний и умений, необходимых для нового менеджера в условиях свободной конкуренции.

Что должен был уметь директор времен Госплана? Грамотно администрировать, знать производство, уметь выбивать фонды (можно с натяжкой назвать это знанием денежных вопросов) и разбираться в праве (чтобы не посадили). Над директором, в Центре, находился большой плановый мозг, который додумывал и доделывал все остальное.

Это не означает, что «тот» директор был примитивнее нового менеджера. В чем-то он был даже сложнее. На нем «висела» вся социальная сфера, он отвечал за идеологическую лояльность кадров, работал в условиях вечного дефицита, ходил в баню с секретарем обкома. Рыночный менеджер не обязан знать эти функции.

Но современный рынок гипертрофирован и уродлив, и только умение работать с государством (то есть, лоббировать, выбивать льготы, проводить зачеты, строить схемы, получать и перераспределять субсидии, опять строить схемы и т. д. и т. п.) позволяет выживать и развиваться его главным участникам. Это и есть игра в русские шахматы. Игра, суть которой — работа с государством, или 13-я функция. А отличительной чертой самих «работников с государством», непосредственных исполнителей-управленцев, обладающих необходимыми навыками, стала их гораздо более высокая стоимость по сравнению с профессиональными рыночными менеджерами.

Руководители уровня директоров крупных компаний или их заместителей могут получать 80–250 тыс. долл. в год. Это их предел, дальше могут быть бонусы, партнерство или участие в акционерном капитале, но зарплата повышается лишь в исключительных случаях. Вице-президент по связям с общественностью крупной промышленной или финансовой компании не может претендовать на зарплату выше 10–15 тыс. долл. в месяц. Но если он обладает 13-й функцией, то есть умеет лоббировать интересы корпорации, то компенсация может увеличиваться в разы.

Вице-президент по финансам, знающий, как проводить зачеты с государством или выбивать из него фонды, которые потом не нужно возвращать, может больше не знать ничего. Генеральный директор, владеющий 13-й функцией, гарантирует выживание и рост своей компании. Может быть, через некоторое время будут написаны учебники по русским шахматам, где объяснят, к примеру, чем гамбит Абрамовича отличается от защиты Быкова и когда можно применять эндшпиль Виноградова.
Русский шахматист двулик. Рыночный менеджер по определению профессионален, лоялен, независим, объективен, не ангажирован, честен, открыт и публичен. Русский шахматист профессионален, лоялен, зависим, необъективен, как правило ангажирован, иногда честен, всегда закрыт и непубличен.

Среди русских шахматистов есть и ферзи, разносторонние и мощные фигуры, и слоны, примитивно оперирующие только 13-й функцией.

Игра по правилам

Профессиональные менеджеры, владеющие лишь 12 функциями, способные управлять самыми разными корпорациями. Им практически все равно, в какой стране работать, потому что они универсальны и готовы к глобализации. Но они оказались оттерты из самых «кормящих» секторов. Их умение, менеджерские таланты не очень нужны, когда речь идет о построении схем и выстраивании рубежей обороны.

Они совершили ошибку, которая вне всяких сомнений является ошибкой профессиональной. Они тактически неправильно представляли себе развитие российской экономики и не поняли, что уверенно движутся не в рынок, не в мировую экономическую систему, а в очередной переходный период, со своими законами. И ошибка состояла в том, что они недооценили самую важную функцию переходного периода и вовремя не научились ей пользоваться.
Они не верили, что страна опять так быстро сможет наступить на те же грабли. Не догадывались, что многим захочется второй раз испить из той же пресловутой лужи.

Эта ошибка дорого стоит в короткой игре, но она мало влияет на игру долгую. Потому что, во-первых, настоящие менеджеры могут быстро начать учиться самой важной функции современного рынка, а научившись, смогут обыграть русских шахматистов. Во-вторых, рыночные менеджеры представляют себе, куда они идут. В условиях глобального рынка выигрывают те, кто может глобально конкурировать. Российский рынок уверенно освоил пока лишь ценовую конкуренцию. Но вечно быть лучше других за счет цены невозможно. Надо думать о клиенте, качестве продукта, о клиенте своего клиента. Это то, что умеют высшие менеджеры, работающие в условиях цивилизованного операционного пространства. Естественно, и в нем крупнейшими игроками применяется 13-я функция, но остальные 12 превалируют.

Игровое поле

Несколько лет назад мы думали, что герой у нас один — рыночный менеджер. Сегодня типов героев несколько, они разные и живут они в разных, зачастую не пересекающихся мирах. Поэтому сравнивать их друг с другом некорректно, их можно сравнивать только внутри их собственных «сфер обитания», так же как можно сравнивать и сами «сферы обитания».
На сегодня мы выделяем три основные сектора игрового поля — или, скорее, болота, в силу его вязкости и труднопроходимости, на котором то тут, то там попадаются рыночные и прочие острова.

Первый сектор — «парагосударство», как его уже точно охарактеризовала Ирина Хакамада. Это целый архипелаг, доля которого в современной экономике России составляет 60–70%. В эту категорию мы включаем как само государство, так и все предприятия, которые живут вокруг государства и за счет перераспределения государственных ресурсов. Для них это основной источник существования и экстенсивного роста. Важно отметить, что их основная цель — именно рост, а не создание прибыли. Рост без прибыли кажется им самодостаточным.

В эту категорию входят все естественные и неестественные монополии и большинство крупнейших предприятий и финансовых структур. Центральный остров архипелага безусловно принадлежит ТЭКу. Рядом находятся другие острова, богатые природными ресурсами. Пустоты заполняются уполномоченными посредниками, среди которых выделяются крупные финансовые институты. Это римейк советского рынка привилегий, только не в товарной, а в денежной форме.

Первый сектор — рай для русских шахматистов. Это их поляна, здесь они играют с максимальной отдачей для своих работодателей. 13-я функция является здесь доминирующей и обеспечивает рост, выживание и процветание.

Второй сектор — «парарынок». Здесь находятся «неумышленно сложившиеся» или «неопределившиеся» с точки зрения поведения на рынке организации. Это прежде всего государственные предприятия, которые были отжаты из первого сектора из-за нехватки госресурсов. Здесь обитает большинство предприятий бывшего военно-промышленного комплекса, еще 15 лет назад являвшегося ядром советской экономики. А затем произошла судьбоносная рокировка: место могучего ВПК на русском шахматном поле занял еще более могучий ТЭК. До сих пор «неопределившиеся» территориально занимают основную часть заболоченного операционного пространства, имея удельную экономическую долю лишь 20–30%. Их якобы отправили в рынок, а на самом деле о них просто забыли, а их место при государстве заняли другие. Длительное пребывание во второй категории приводит к неизбежному вымиранию.

Менеджеров там мало. Русские шахматисты уходят отсюда в первый сектор, а рыночные менеджеры в такой среде практически не водятся. Случайно оказавшись здесь — убегают. Хотя именно в менеджменте — спасение предприятий второй категории, но об этом чуть позже.

Третий сектор — это структуры, работающие по законам рынка в обстановке более или менее свободной конкуренции. Это индустрии, производящие товары и услуги для населения, которое ведет себя по-рыночному, то есть требует свободы выбора и качественного продукта, а также вновь появившиеся индустрии, не существовавшие в плановые времена и не несущие в себе тяжелое наследие прошлого. К ним относятся информационные технологии, фондовый рынок, профессиональные услуги и консалтинг, частично телекоммуникации и транспорт. Именно здесь работает и большинство западных корпораций. Это пятачок экономического пространства размером процентов в 10–15.
Именно в этом секторе работают профессиональные многофункциональные менеджеры.

Динамика игры

Описанные выше сектора не статичны. Внутри них и на их границах постоянно происходят изменения, движение предприятий и менеджеров.

В первом секторе два вектора движения. Поскольку ресурс в нем ограничен, конечен и пока еще контролируется государством, то первый вектор направлен именно в его сторону. В рыночной экономике такая модель поведения ведет к стагнации; для очередного переходного периода — это наиболее успешная краткосрочная стратегия, гарантирующая удачу вплоть до окончательного истощения ресурса и полной внутренней деморализации и дисквалификации.

Часть игроков первой категории осознает, что неограниченный ресурс может находиться только в рыночном секторе, создающем прибавочную стоимость. Именно туда направлен второй вектор. Игроки выводят часть своих средств в рынок и создают там структуры, призванные действовать в условиях конкуренции. Что это, подготовка к глобализации или перекладывание яиц в две корзины, — надо спрашивать у самих русских шахматистов, но это безусловно положительная тенденция. Кстати, в третьем секторе игроки из первой категории практически не могут обходиться без помощи профессиональных рыночных менеджеров, которые здесь играют сильнее. При этом наблюдается разумное разделение труда. Первый сектор, запуская рыночные предприятия, играет для них роль «крыши». Примером может служить поведение группы «Альфа», благословившей рыночное поведение Тюменской нефтяной компании и даже пригласившей иностранных менеджеров руководить ТНК и «Альфа-банком».

Второй сектор менее динамичен, однако основных тенденций там тоже две. Попытка вернуться в первый, «кормящий», сектор — первое полуосознанное стремление руководителей этой категории, жизнь которых прошла на службе у государства. Почти все такие попытки обречены, потому что на границе первого сектора их встретят молодые, специально обученные русские шахматисты, которые не допустят чужих (хотя и похожих на своих) к ограниченному ресурсу. Шанс прорваться минимален.

Шансы выжить есть у тех, кто стремится войти в рыночный сектор. Им гораздо сложнее, чем уже работающим в условиях рынка, потому что за ними часто стоят их огромные и малоэффективные предприятия, а сами они, как правило, не владеют ни большинством из 12, ни агрессивной 13-й функцией. Их спасение — в рыночных стратегиях выживания, жесткой реструктуризации и отсечении всего неэффективного, поиске цивилизованных стратегических инвесторов, переориентации продукции на рыночного потребителя, омоложении руководящего состава, найме на ключевые позиции как профессиональных рыночных менеджеров, так и русских шахматистов, делегирование полномочий, желание быстро учиться новому. Пример позитивных действий по выходу их второго сектора в третий — АО «Северсталь», АО «Уралмашзаводы», АВПК «Сухой».

Третий сектор — рыночно-ориентированные компании. Именно здесь сосредоточен наиболее сильный и эффективный менеджмент, создается прибавочная стоимость и производятся, а не делятся ресурсы. Это более открытые, динамичные и приспособленные к работе в условиях конкуренции компании. И более уязвимые с точки зрения защиты от государства. Функция защиты от государства не развита у них наравне с другими 12, потому что их менеджеров так учили в Гарварде.

Из третьего сектора компании по собственному желанию уходить не должны, поскольку только здесь возможно неограниченное развитие. Уходят либо проигравшие, либо ставшие слишком большими или слишком уполномоченными (как, например, «МДМ-банк», продолжающий поступательное движение в этом направлении). Испорченная выборами и информационными войнами, обнаружила себя в первом секторе почти вся индустрия СМИ (хотя, по сути, она должна принадлежать рыночному сектору). Случай с НТВ, на наш взгляд, абсолютно уникален, потому что «внутренности» у компании рыночные, но при этом начиная с 1997 года она планомерно продвигалась в первый сектор. А сейчас пытается все-таки остаться в третьем, но поздно — ее затягивают, первый сектор ее захотел.

Что будет? Рыночные компании захотят вернуть себе часть цивилизованного операционного пространства. Им очень скоро станет совсем тесно на тех кусочках суши, которые им оставили. Возвращая себе пространство, они будут активно осваивать (и уже осваивают) 13-ю функцию. И тогда у русских шахматистов появятся конкуренты, потому что части рыночных менеджеров определенно понравится играть в русские шахматы. Это не так сложно и очень выгодно. Если рыночные менеджеры смогут договориться с русскими шахматистами на разделение труда — это будет означать движение навстречу друг другу, а значит, пользу для рынка, когда профессионалы от управления будут управлять, а профессионалы от защиты — защищать частную собственность от государства. Только подобная «гражданская оборона» позволит российской экономике наконец начать поступательное движение в сторону эффективности, рынка и цивилизации.

© 2009. E-xecutive. Все права защищены.
Original article: http://www.e-xecutive.ru/knowledge/announcement/1058281/index.php?ID=1058281

Volkswagen
Volvo
Magna
Samsung
Cargill
Gallina Blanca
Nestle
Stora Enso
Novo Nordisk
Basf
Chemetall
Danone
Continental
Lafarge
L'Oreal
Avon
© 2010—2017 «Рекадро»
Калуга — Обнинск — Нижний Новгород – Санкт-Петербург
Брендинг проекта — «Pro.Name»
Веб-технологии — «Петроффс»